Центр психологии и духовного роста "Гармония"

книги

Татьяна Бородавко, Евгения Ландарь

в плену у архетипов

В книге предпринята дерзкая попытка описать большой набор видов коллективного женского безумия, которое захватывает женщин индивидуально, небольшими группами, а иногда миллионы женщин. Книга " В плену у архетипов" - это совершенно революционный взгляд на природу архетипов, отличный от взглядов большинства научных деятелей, включая К.Г. Юнга, основоположника теории архетипов. Мы пытаемся доказать, что архетипы, не просто часть культурного наследия человечества, а реально действующая сила, влияющая на всех и прямо сейчас. Влияющая разрушительно, и на жертву архетипического захвата и на тех, кто входит с ним, с ней в контакт.

Книга отпечатана на 325 страницах в твердой, яркой обложке и содержит 55 иллюстраций.


Стоимость 400 грн.

отрывок из книги "В плену у архетипов"

Архетип "Мегера"

Мегера в древнегреческой мифологии, а в древнеримской – Фурия, это одна из эриний – богинь кровной мести, преследующих виновного и доводящих его до безумия. Впервые они описаны драматургом Эсхилом (525-456 до н.э.) в виде отвратительных старух с налитыми кровью глазами, оскаленными зубами, высунутыми языками и змеями на голове вместо волос. Считалось, что живут они в подземном царстве Аида, появляясь на Земле, чтобы пробудить в человеке ненависть, злобу и даже безумие. В переносном смысле Мегера – это злая, сварливая женщина, вечно недовольная мужем.

«Мегера» – это недовольная, не уважающая, обесценивающая, унижающая женщина, которая мстит каждому своему последующему партнеру за обиду, нанесенную когда-то одним мужчиной. Злость, которая зародилась в её сердце, не была выражена вовремя и в полной мере – женщина просто застряла в этой злости. Это как стоп-кадр, который не дает забыть о том, что мужчины причиняют боль, что они обманщики или изменщики, лентяи или мошенники, тираны или насильники – все зависит от того, кем был конкретный мужчина, причинивший зло.

Изначальный сценарий захвата женщины архетипом «Мегеры» происходит в двух основных вариантах, в каждом из которых возможны свои нюансы. В первом случае – это женщина, глубоко травмированная вследствие неудачных отношений с мужчиной. Ей однажды разбили сердце, после чего она разозлилась на всех мужчин. Теперь «все они одинаковые» и «с ними нужно только так». Во втором варианте – архетип передается как бы по наследству от матери к дочери, особенно от матери-одиночки. Происходит инициация: обиженная мать заражает дочь своим мировоззрением, и девочка, вступая в половозрелый возраст, в силу лояльности к матери становится «Мегерой».

Архетип «Мегеры» редко бывает чистым архетипом, чаще всего из-за отказа от себя и желания быть кем-то другим, но не собой, «Мегера» сливается с архетипом «Нечисти» и становится «Мегерой-Ведьмой», «Мегерой-Русалкой» или «Мегерой-Кикиморой». Невыраженная злость, неприятие себя и отказ разобраться с истинной причиной своей боли делают женщину заложницей безумия сразу нескольких архетипов, которые своей деструктивностью ломают судьбу, как самой пострадавшей, так и всех, кто ее окружает. Не важно, было ли зло объективно причинено либо, в силу обстоятельств, женщина запомнила ситуацию, как несправедливую по отношению к себе, но как бы там ни было, она злится; и эта злость не заканчивается.

Как сказал Аристотель: «Каждый может разозлиться – это легко; но разозлиться на того, на кого нужно, и настолько, насколько нужно, и тогда, когда нужно, и по той причине, по которой нужно, и так, как нужно, – это дано не каждому».

В социальном взаимодействии этот архетип не однозначен. «Мегера» довольно коммуникабельна, легко находит общие темы и способна к поддержанию межличностных отношений, как с мужчинами, так и с женщинами, но чаще всего настолько, насколько ей это самой выгодно. С мужчинами, с которыми она не находится в сексуальных отношениях, «Мегера» дружелюбна, кокетлива и весела. Подругами «Мегеры» становятся либо такие же, как она, женщины, которые будут вместе с ней ненавидеть и осуждать окружающих, либо женщины в архетипах «Девочек», которых «Мегера» будет использовать в своих целях. Не находя же общих точек соприкосновения с людьми, «Мегера» просто перестает с ними общаться. По большому счету, она никогда ни к кому по-настоящему не привязывается, создавая у самой себя впечатление своей одинокости и непонятости другими.

Женщина в архетипе «Мегеры» осознает свою сексуальную привлекательность, она умеет ею пользоваться при необходимости и создавать впечатление влюбленности и искренности. Она даже сама может верить в то, что, наконец-то, встретила «хорошего мужчину» и все наладится, но потом злость и недоверие прорываются наружу, и мечты о вечной любви рассыпаются в прах. И тогда «Мегера» начинает уничтожать мужчину рядом с собой. Она не умеет любить, не умеет быть любимой, никогда не чувствует себя счастливой и удовлетворенной – всегда что-то не так. Она придирается, критикует, сравнивает и презирает.

Начало отношений с «Мегерой» часто наполнено сексуальными играми, флиртом и интригой. Мужчине интересно ее внимание, ему нравится быть рядом и чувствовать накал страстей. Окружающие могут произносить слово «стерва», но он не поверит – он влюблен и ослеплен. Буквально с первых дней после бракосочетания «Мегера» ежедневно ругается с мужем, что со временем является уже привычной манерой поведения в семье. Муж уже после нескольких лет совместной жизни либо вяло ругается в ответ, либо молчит и терпит.

Продолжительные отношения у женщин в архетипе «Мегеры» могут быть с мужчинами, которые в свою очередь застряли в одном из трех архетипов: «Плохой Мальчик», «Хороший Мальчик» или «Воин» в роли «Спасателя». «Королям» и «Любовникам» «Мегеры» не интересны, т.к. своим неуважением и презрением они уничтожают авторитет «Короля» и убивают сексуальное желание «Любовника», что абсолютно неприемлемо для этих архетипов.

Союз с архетипами «Мальчиков» происходит вследствие захвата воли мужчины в начале отношений, и они уже никуда не могут деться – они женятся. «Мальчик», как «Плохой» так и «Хороший», в конечном итоге не выдерживает такого давления и со временем «Хороший Мальчик» спивается или калечит себя на производстве, а «Плохой Мальчик» получает моральное разрешение стать домашним тираном и избивать свою жену. Оба эти мужские архетипы обречены в союзе с «Мегерой» быть неудачниками в любых своих начинаниях и проектах. Именно неуважение «Мегеры» к своему мужу делает невозможным его успех, и все сводится к тому, что она сама своим отношением и поведением рушит то, за отсутствие чего «пилит» мужа. Если ей нужен более высокий статус либо доход, она не будет верить в то, что у мужа все получится, не будет его уважать; она будет сравнивать мужа с другими мужчинами, твердить о его тупости и недальновидности, обвинять в излишней уступчивости или честности. Всё её отношение в итоге и приведет к тому, что она сама разрушит любую возможность для мужчины повысить свой социальный или финансовый статус. Мир к мужчине относится так, как к нему относится главная женщина в его жизни, а если жена считает его неудачником, то он становится неудачником – без шансов.

С «Воином-Спасателем» ситуация складывается немного по-другому; он, как заложник чести, терпит любые оскорбления и унижения, несет свою ношу, пытаясь все время угождать, но в конце концов терпит крах – «Мегера» уходит от него, оставляя после себя растерзанную душу мужчины и недоверие ко всем остальным женщинам.

«Воин-Спасатель» – всегда заложник своей несвободы от внутреннего кодекса чести, от своей порядочности. Он уважает, угождает и подчиняется – пока не будет сломлен окончательно. Выйти из этого брака без потерь не получится. Даже если позже встретится другая женщина, которая будет любить его и уважать, в жизни и в душе «Воина» навсегда останется память о женщине, которая его растоптала.

Очень тонко описывает А.П. Чехов в своем монологе «О вреде табака» (1886 г.) состояние внутреннего мира мужчины на примере Ивана Нюхина, который женат на «Мегере». «Она, когда бывает не в духе, зовет меня так: чучело, или аспид, или сатана. А какой я сатана? Она всегда не в духе. И я не съел, а проглотил, не жевавши, так как всегда бываю голоден. Вчера, например, она не дала мне обедать. «Тебя, говорит, чучело, кормить не для чего…» Бежать, бросить всё и бежать без оглядки... куда? Всё равно куда... лишь бы бежать от этой дрянной, пошлой, дешёвенькой жизни, превратившей меня в старого, жалкого дурака, старого, жалкого идиота, бежать от этой глупой, мелкой, злой, злой, злой скряги, от моей жены, которая мучила меня тридцать три года, бежать от музыки, от кухни, от жениных денег, от всех этих пустяков и пошлостей.. Я выше и чище этого, я был когда-то молод, умен, учился в университете, мечтал, считал себя человеком… Теперь не нужно мне ничего! Ничего бы, кроме покоя… кроме покоя! (Поглядев в сторону, быстро надевает фрак.) Однако за кулисами стоит жена… Пришла и ждет меня там… (Смотрит на часы.) Уже прошло время… Если спросит она, то пожалуйста, прошу вас, скажите ей, что лекция была… что чучело, то есть я, держал себя с достоинством..».

Ложным идеализмом окрашивает архетип «Мегеры» современная культура романтических фильмов и женских романов, предлагая бесчисленное количество историй о том, как главная героиня – волевая, сильная, темпераментная женщина на протяжении всего фильма (романа) отчаянно ругается с главным героем и отстаивает свою точку зрения по любому поводу, а потом в последние три минуты (страницы) становится вдруг покладистой и влюбленной, доброй и понимающей. Она становится другим человеком, предположительно потому, что любовь ее изменила. И это совершенно фантастическая ситуация! Невозможно, чтобы в реальной жизни женщина перешла из архетипа «Мегеры» в архетип «Невесты», потому что это два совершенно разных и взаимоисключающих характера и психотипа.

В профессиональном плане «Мегеры», как и в отношениях с близкими, не способны на уважение ни к коллегам, ни к начальству. Руководство они ненавидят и осуждают; равных по иерархии – обсуждают и недооценивают; подчиненных – уничтожают морально и профессионально. При этом «Мегеры» – самые большие саботажники; они уверены в том, что им не доплачивают, вследствие чего не считают нужным стараться и выкладываться по полной, что и приводит к не повышению их в должности и в заработной плате.

«Мегера» всегда считает себя светлым, хорошим человеком; часто она видит себя жертвой людей или обстоятельств, в которых находится. Она – луч света в царстве тьмы и лжи; все против нее, а она ущемлена, унижена и предана. Никто не становится на ее сторону, вокруг – одни предатели и манипуляторы. Так «Мегера» чувствует, и так она говорит. Ее слова эмоциональны, агрессивны и всегда бьют в цель.

В отношении детей позиция «Мегеры» сводится к тому, что дети – это «спиногрызы», «нахлебники» и «неблагодарные кровопийцы». Часто именно в этом архетипе «Мегера», в слиянии с архетипом «Убийца», уходит в «Ужасную Мать» и делает несколько абортов, находя для этого множество объективных и уважительных причин. Это направлено больше на уничтожение мужа и всего хорошего, что было между ними. И если «Великая Мать» контролирует, поглощает и властвует, то «Ужасная Мать» в паре с «Мегерой» убивает. В этом слиянии происходит еще и активное внешнее проявление оскорблений, неудовольствия и подавления. Дети, с ее точки зрения, либо слишком своевольные, либо слишком глупые. «Мегера-Ужасная Мать» в гневе может выйти далеко за рамки семейных взаимоотношений – она манипулятор и захватчик, который в порыве праведного гнева жалит и уничтожает самых беззащитных по отношению к себе – своих детей. Дочь вдруг может оказаться «дурой» и «шлюхой», сын – «мямлей» и «слюнтяем», муж при этом – «слабаком» и «бесхребетным». Вся ее семья – это ужасные люди, которые «пьют» ее кровь с утра до вечера; они не понимают и не ценят всего, что она для них сделала; и всегда неблагодарны ей за принесенную на семейный алтарь жертву. Женщину в захвате двойного архетипа «Мегеры-Ужасной Матери» легко узнать в образе Кабанихи из пьесы «Гроза» А.Н.Островского (1859 г.).

Женщина в архетипе «Мегеры» считает себя недооцененной жертвой обстоятельств, в каких бы условиях она не находилась. Это может быть работа, где ее не замечают, не повышают в должности, не доплачивают. Это может быть ее родительская семья, где её не долюбили, не дали ей хорошее образование, не научили правильно жить. Это могут быть подруги, которые используют ее в своих целях, лгут ей и обсуждают за её спиной.

Невозможно угодить «Мегере» – она не умеет быть счастливой. Никакой подарок, сюрприз или потраченное время и усилия не приведут к ее удовлетворению. Ленточка на коробке будет не того цвета, украшение – не того размера, сертификат – не на ту дату, квартира – не в том районе. При этом «Мегера» искренне не понимает, почему нельзя все сделать правильно? Она страдает от несовершенства мира и окружающих ее людей; ей по-настоящему больно от того, что все в этом мире против нее.

Примером глобального влияния архетипа на общество в целом можно считать феминистское движение, представленное более чем в тридцати видах различных течений, сформированного в основном из женщин подчиненных архетипу «Мегеры». Борьба за права и свободы женщин как идеология на самом деле является прикрытием для ненависти ко всему, что связано с мужчинами. Патриархат на протяжении многих веков причинял много бед и страданий женщинам, но невозможно создать что-то хорошее и доброе, руководствуясь чувством мести и праведного гнева. Агрессивные выпады, принижение мужчин, невозможность признать свою злобу нивелируют на самом деле все достижения и идеологическую подоплеку движения.

Феминизм как явление нарушает все шесть законов мироздания, становясь тем самым активно действующим злом. Женщина в рамках данного движения назначается сверхценностью, т.е. она становится выше Бога, а это недопустимо; далее – критика и уничтожение мужчин как личности; попытки исключить мужчин как таковых из своей жизни и социума, отказ взаимодействовать с мужчиной как с Богом; неприятие и попытки переделать мужчину; нарушение баланса в чрезмерном настаивании на необходимости все время брать и отказе давать; и в конечном итоге – нарушение всех возможных личностных и общественных границ в неиссякаемом намерении довести начатое до конца.

Обобщая, можно сказать, что минусами архетипа «Мегеры» являются – злоба, ревность, неуважение, неконтролируемая эмоциональность, контроль за близкими, недоверие, недовольство, расчётливость, сварливость, эгоизм.

Плюсами пребывания в данном архетипе можно назвать ощущение власти над домочадцами и жизнью в целом, а также чувство своей собственной чистоты и святости. Как уже говорилось ранее, с «Мегерой» как с богиней иногда отождествлялась богиня справедливого возмездия Немезида, которая была богиней мести, наказывающей человека за совершенные им грехи. Женщина в архетипе «Мегеры» искренне и свято уверена в своей непогрешимости, правоте и в своем высшем праве на совершение справедливого наказания мужчины за совершенные им неугодные ей деяния.

Агрессивной разновидностью «Мегеры» в быту является образ Злой Жены/Тёщи со скалкой – женского вида домашней тирании. Своего мужа она держит в ежовых рукавицах и может позволить себе часто не просто его уничтожать морально, но и регулярно избивать подручными средствами. Такой стиль поведения позже распространяется на всех близких мужчин в ее окружении – брат, взрослый сын, зять. Этому посвящено множество анекдотов, частушек, шуток и забавных историй, которые весело рассказывать и стыдно признавать.

Ну и, конечно же, невозможно, говоря о «Мегере», не упомянуть Ксантиппу (V – IV до н.э.) – жену древнегреческого философа Сократа, которая считается самой первой и самой яростной «Мегерой» всех времен. Справедливость присвоения этой молодой девушке статуса главной «стервы» среди женщин пусть остается на совести историков, но считаю нужным раскрыть несколько фактов об этой паре. Девушке из хорошей аристократической семьи с мечтами и планами на свое будущее на момент брака было около 16-ти лет, а ее мужу – под 60. Источники в определении точного возраста обоих супругов разнятся, но называется приблизительная разница в возрасте в 40 лет. Ксантиппа рожает троих детей, а муж при этом, как известный философ, находится в постоянных размышлениях и рассуждениях, встречается с друзьями, часто отсутствует дома, абсолютно не интересуясь домашними делами и никак не помогает жене по хозяйству. К тому же Сократ был гомосексуалистом, который водил домой своих любовников, ставя жену перед фактом необходимости оказывать радушный прием гостям. Думаю, в какой-то момент женщина начала бороться за себя, и она имела на это право. Из архетипа «Невесты» девушка путем переживания травматичного опыта жизни со старым, не любящим ее мужем стала «Мегерой», что еще раз доказывает, что данный архетип не появляется сам по себе. Быть «Мегерой» – это не выбор, а затянувшийся во времени способ справиться с обидой и причиненной болью.

К списку примеров женщин в архетипе «Мегеры» можно добавить также:

  • Диана, графиня де Бельфор – пьеса Лопе де Вега «Собака на сене» (1618 г.).
  • Старуха – сказка А.С. Пушкина «Сказка о рыбаке и рыбке» (1833 г.).
  • Настасья Филипповна Барашкова из романа Ф.М. Достоевского «Идиот» (1868 г.).
  • Скарлетт О’Хара – роман М. Митчелл «Унесенные ветром» (1936 г.).
  • Лёля в исполнении блистательной Ф.Раневской – советский фильм «Подкидыш» (1939 г.).
  • Констанция «Конни» Корлеоне по истечении времени в рамках ее семейной жизни с мужем – гангстерская драма «Крестный отец» (1972 г.).
  • Жена главного героя из советского мультфильма «Падал прошлогодний снег» (1983 г.).
  • Макс и Пейдж Коннерс (мать и дочь) – американский фильм «Сердцеедки» (2001 г.).
  • Рейчел Грин в ее отношениях с Россом – американский сериал «Друзья» (1994 – 2004 гг.). («Принцесса» / «Мегера» / «Сердцеедка»).

Если у Вас остались вопросы или Вы хотите приобрести книгу, можно обращаться по телефонам:


по Украине

Тел.: +38 (097) 447-25-25
Viber: +38 (093) 566-91-90

в Донецке

Тел: +38 (071) 315-13-63
Viber +38 (096) 372-63-64